ПРИКЛЮЧЕНИЯ - Белый вождь - Стр. 41

Индекс материала
Белый вождь
Стр. 2
Стр. 3
Стр. 4
Стр. 5
Стр. 6
Стр. 7
Стр. 8
Стр. 9
Стр. 10
Стр. 11
Стр. 12
Стр. 13
Стр. 14
Стр. 15
Стр. 16
Стр. 17
Стр. 18
Стр. 19
Стр. 20
Стр. 21
Стр. 22
Стр. 23
Стр. 24
Стр. 25
Стр. 26
Стр. 27
Стр. 28
Стр. 29
Стр. 30
Стр. 31
Стр. 32
Стр. 33
Стр. 34
Стр. 35
Стр. 36
Стр. 37
Стр. 38
Стр. 39
Стр. 40
Стр. 41
Стр. 42
Стр. 43
Стр. 44
Стр. 45
Стр. 46
Стр. 47
Стр. 48
Стр. 49
Стр. 50
Стр. 51
Стр. 52
Стр. 53
Стр. 54
Стр. 55
Стр. 56
Стр. 57
Все страницы
ни одного.
     - Но  есть  же  в  долине  еще  охотники,  и  не только на
бизонов. Неужели среди них не найти подходящего?
     - Конечно, охотники есть, и,  говорят,  никто  из  них  не
сочувствует  этому преступнику. Да только боюсь, все они нам не
годятся. Нам нужен такой, чтоб ему хватало и ловкости и отваги,
тут чем-нибудь одним не обойтись. Они его крепко ненавидят,  но
и  боятся тоже. Есть, правда, один, - я слышал о нем кое-что, -
как раз такой человек, какой нам нужен. Он не побоится  встречи
не  то  что  с  Карлосом,  но  и  с  самим чертом. Ну, а насчет
ловкости и всяких там индейских хитростей - так  у  него  среди
охотников репутация еще солиднее, чем у Карлоса.
     - А кто он такой?
     - Их  двое,  они неразлучны. Один - мулат, он прежде был в
рабстве у американцев. Он беглый, и конечно, ненавидит все, что
ему напоминает о его хозяевах. А нашего охотника  он,  говорят,
ненавидит   лютой   ненавистью.   Отчасти   все  из-за  тех  же
воспоминаний  о  прошлом,  а  отчасти  потому,   что   завидует
охотничьей славе Карлоса. Так или иначе, а нам это на руку. Его
дружок  тоже  вроде  мулата:  он самбо - сын негра и индианки с
побережья Матамораса или Тампико. Он давно уже в наших краях, а
как он сюда попал, никто не знает. Только этот самбо и мулат  с
давних  пор  неразлучны:  живут вместе, вместе охотятся и горой
стоят друг за друга. Оба они здоровенные молодцы, и хитрости им
тоже хватает. Но мулат у них первый - из них  двоих  он  первый
подлец. Совесть их обоих не очень-то обременяет. Словом, они-то
нам и нужны.
     - Тогда почему бы нам их сейчас же не заполучить?
     - В  том-то и беда, что сейчас их здесь нет. Они на охоте.
Они понемногу  прислуживают  миссии:  поставляют  святым  отцам
оленину  и  всякую  другую дичь. Теперь, видно, наши смиренные,
воздержанные монахи вздумали полакомиться бизоньими языками - у
них есть какой-то  там  особенный  рецепт  -  и  послали  своих
охотников за свежей дичью.
     - А давно они ушли, не знаете?
     - Да  уж  несколько  недель  назад,  задолго  до того, как
возвратился Карлос.
     - Тогда, может быть, они скоро вернутся?
     - Очень  возможно.  Пожалуй,  я  поеду  сейчас  в  миссию,
разузнаю поточнее.
     - Поезжайте.  Хорошо  бы  нам  их  заполучить.  По  вашему
описанию выходит, что эти  два  молодчика  стоят  всего  нашего
гарнизона. Не теряйте времени.
     - Ни минуты не потеряю, - ответил Робладо. И, наклонившись
над парапетом, крикнул: - Эй, Хосе! Коня!
     Вскоре  пришел  вестовой  и  доложил, что лошадь оседлана.
Робладо уже  шагнул  к  лестнице,  но  тут  навстречу  ему  над
каменным  полом  асотеи показалась коротко остриженная голова с
выбритой на темени круглой, как плешь, тонзурой. Еще  мгновение
- и на асотее появился сам отец Хоакин, учтивый и улыбающийся.

     Глава L

     Это  тот  самый служитель церкви, который присутствовал на
праздничном обеде в  крепости  в  день  святого  Иоанна.  Он  -
старший  из  двух  отцов  иезуитов и безраздельно хозяйничает в
миссии.  Младший  его   собрат,   отец   Хорхе,   поселился   в
Сан-Ильдефонсо   недавно,  тогда  как  отец  Хоакин  заправляет
миссией почти с  самого  ее  основания.  Он  здесь  старожил  и
поэтому  знает  всю  подноготную каждого жителя долины. К семье
Карлоса,  охотника  на  бизонов,  он  почему-то  всегда   питал
глубокую  неприязнь, которую и обнаружил в тот вечер на обеде у
Вискарры, хотя и не объяснил, чем  она  вызвана.  Он  ненавидит
"белоголовых"  совсем  не  потому,  что считает их еретиками, -
отец Хоакин в душе не придает подобным вещам никакого значения,
хотя всегда грозно  обрушивается  на  отступников  церкви.  Его
религиозное   рвение   -  это  чистейшее  лицемерие  и  мирская
хитрость.  Нет  такого  порока,  распространенного   в   долине
Сан-Ильдефонсо,  которому  не  предавался  бы  больше всех отец
Хоакин. Он искусный  игрок  в  монте  и  при  случае  не  прочь
смошенничать,  он  авторитетнейший  судья  в петушиных гонках и
всегда готов поставить несколоко золотых. Но это  еще  не  все,
чем  может похвастаться святой отец. Бывая под хмельком - а это
не  редкость,  -  он  любит  рассказывать  о   своих   любовных
похождениях   в   молодости  и  даже  совсем  недавно.  И  хотя
новообращенным  при  миссии  полагалось  бы  быть   темнокожими
тагносами,  там  постоянно  вертятся  несколько  юных  метисов,
мальчишек и девчонок, которых  здесь  называют  племянницами  и
племянниками отца Хоакина.
     Вы, наверно, считаете, что все это сильно преувеличено.
     Можно  ли  себе  представить, чтобы какой-нибудь почтенный
священник пользовался уважением своей паствы, ведя такой  образ
жизни?  И я бы так думал, если бы мне не привелось собственными
глазами наблюдать нравы духовенства Мексики.  Безнравственность
отца  Хоакина  -  отнюдь  не  исключение в среде его собратьев.
Напротив,  это  явление  очень  распространенное,  можно   даже
сказать
-     общее правило.
     Итак,  совсем не религиозный пыл восстановил монаха против
семьи бедного охотника, ничуть не бывало. Он затаил  злобу  еще
против  покойного  главы семьи: иезуиту порядком доставалось от
него при прежнем коменданте.
     Отец Хоакин взошел на асотею суетливый и озабоченный,  ему
явно  не  терпелось рассказать какую-то новость, и, судя по его
торжествующей  улыбке,  он  заранее   предвкушал   впечатление,
которое произведет эта новость на слушателей.
     - Добрый   день,   святой   отец!..   Добрый   день,  ваше

преподобие! - в один голос сказали комендант и Робладо.
     - Добрый день, дети мои! - ответил иезуит.
     - Вы пришли очень кстати, святой отец, - сказал Робладо. -
Вы избавили меня от поездки в миссию - я как  раз  собирался  к
вам.
     - Что  ж,  если  бы  вы  пришли, капитан, я угостил бы вас
отменным завтраком. Мы наконец получили бизоньи языки.
     - Вот как! - разом воскликнули Вискарра и Робладо с  таким
оживлением, что отец Хоакин даже удивился.
     - Ах  вы,  разбойники  прожорливые!  Понимаю,  к  чему  вы
клоните. Вы не прочь получить от  меня  несколько  штучек.  Так
знайте,  что  вы  и  ломтика  не  получите,  пока не дадите мне
чего-нибудь промыть пыль в глотке. Я умираю от жажды!
     Офицеры громко расхохотались:
     - А чего бы вам хотелось, святой отец?
     - Погодите, дайте подумать... Ага! Стаканчик  того  самого
бордо, которое вам недавно прислали.
     Принесли  вина;  отец  Хоакин  выпил залпом целый стакан и
причмокнул губами  как  знаток,  вполне  оценивший  достоинства
напитка.
     - Прекрасно! Превосходно! - воскликнул он и возвел глаза к
небу, как будто все хорошее исходит оттуда и туда возвращается.
     - Так  вы  получили  бизоньи  языки? - нетерпеливо спросил
Робладо. - Значит, ваши охотники вернулись?
     - Да, вернулись. Из-за этого я и пришел к вам.
     - Великолепно! А я как раз из-за этого собирался в миссию.
     - Ставлю золотой, что у нас на уме одно и то же! - объявил
отец Хоакин.
     - Мне невыгодно спорить, отец мой, вы всегда выигрываете.
     - Бросьте! За мои новости вы с радостью отдадите золотой.
     - Какие новости?.. Какие у вас  новости?  -  подступили  к
нему оба офицера.
     - Еще стаканчик бордо, или я задохнусь. Эта пыльная дорога
хуже чистилища. Ну, вот это мне поможет!
     И  святой  отец  осушил  еще  один  стакан  вина  и  снова
причмокнул губами.
     - А теперь выкладывайте свои новости, ваше преподобие!
     - Так вот, слушайте: наши охотники вернулись.
     - Ну и что?
     - Что? Они привезли новости.
     - Какие?
     - О нашем друге, охотнике на бизонов.
     - О Карлосе?
     - О ком же еще!
     - Какие новости? Они его видели?
     - Его самого  не  видели,  но  напали  на  его  след.  Они
обнаружили его логово и знают, где он сейчас.
     - Прекрасно! - воскликнули Вискарра и Робладо.
     - Они берутся найти его в любое время.
     - Великолепно!
     - Вот  видите,  друзья  мои, что у меня за новости. Можете
ими воспользоваться как вам угодно.
     - Дорогой падре, - заметил Вискарра, - вы  умный  человек,
помогите  нам  советом.  Вы ведь знаете, как обстоит дело. Наши
уланы не способны поймать этого негодяя. Что  нам  делать,  как
по-вашему?
     Такое доверие очень польстило иезуиту.
     - Друзья,  -  сказал он, привлекая к себе обоих сразу, - я
уже думал об этом. На мой взгляд, вы великолепно  обойдетесь  и
без   улан.  Посвятите  наших  двух  охотников,  насколько  это
необходимо, в свои дела, снарядите их, и пускай отправляются по
следу. И если они вам не поймают этого негодяя еретика, значит,
отец Хоакин ничего не смыслит в людях.
     - Как раз об этом мы и думали!  -  воскликнул  Робладо.  -
Ведь я из-за этого и собирался к вам!
     - И  вы  правильно рассудили, дети мои. Я полагаю, что это
самый верный путь.
     - А возьмутся ли за это наши охотники? Они люди свободные,
они могут и не пойти на такое рискованное дело.
     - Рискованное! - повторил иезуит. - Опасность не  испугает
их,  можете мне поверить. Они храбры, как львы, и проворны, как
тигры. Будьте спокойны, они не остановятся перед опасностью.
     - Так вы думаете, они согласятся?
     - Можете считать, что они согласились, я уже выяснил  это.
У них свои причины не слишком любить Карлоса, и вам не придется
долго уговаривать их. Да они, наверно, уже собрались в дорогу -
ведь  они  прочитали  объявление  -  и, надо думать, прикинули,
какое богатство сулит  поимка  Карлоса.  Подтвердите,  что  они
получат  солидное вознаграждение, и не пройдет и трех дней, как
они принесут вам уши этого охотника на бизонов или его  скальп,
а не то и всю тушу, если вам это больше нравится. Уж они-то его
выследят, будьте покойны!
     - А  не  послать  ли  с  ними солдат? Карлос может быть не
один. У нас есть основания полагать, что  с  ним  метис  -  его
правая  рука,  а  с  такой  поддержкой  он  окажется нешуточным
противником для ваших охотников.
     - Вряд ли. Ведь это сущие дьяволы. Но спросите  их  самих.
Им  лучше знать, нуждаются ли они в подмоге. Это их дело, пусть
они и решают.
     - Послать за ними сейчас или вы сами пришлете их  сюда?  -
спросил Робладо.
     - А  не  лучше  ли  кому-нибудь  из вас отправиться к ним?
Такое дело не терпит  огласки.  Если  они  явятся  сюда,  люди,
пожалуй,  догадаются, о чем у вас с ними может быть разговор. А
уж если до Карлоса дойдет, что эти молодцы его ищут, тогда едва
ли им удастся его поймать.
     - Вы правы, отец мой,  -  сказал  Робладо.  -  А  как  нам
увидеться с ними, чтобы никто об этом не узнал?
     - Нет ничего проще, капитан. Отправляйтесь к ним в дом - в
лачугу,  вернее  сказать. Они живут в хибарке среди скал. Место
это глухое, вряд ли вы кого-нибудь  встретите  по  дороге.  Вам
надо  ехать  тропой  через заросли, но я дам вам проводника, он
знает это место и доведет  вас.  Молодчики  вас,  должно  быть,