ПРИКЛЮЧЕНИЯ - Американские партизаны - Стр. 21

Индекс материала
Американские партизаны
Стр. 2
Стр. 3
Стр. 4
Стр. 5
Стр. 6
Стр. 7
Стр. 8
Стр. 9
Стр. 10
Стр. 11
Стр. 12
Стр. 13
Стр. 14
Стр. 15
Стр. 16
Стр. 17
Стр. 18
Стр. 19
Стр. 20
Стр. 21
Все страницы
     Луиза Вальверде увидела в  экипаже  отца,  бледного  и  растерянного.
Бросившись ему на шею, она вскричала:
     - Отец! Вы здесь, арестованы!..
     - Да, моя дорогая, но садись и не дрожи так. Провидение защитит  нас,
если люди нас не покинут.
     Когда обе девушки сели,  дверцы  с  шумом  захлопнулись.  Пепита,  не
желавшая расставаться со своей госпожой,  вскочила  на  козлы,  устроилась
рядом с солдатом, исполнявшим обязанности кучера.
     Не успел, однако, экипаж отъехать, как испуганные  лошади  заржали  и
встали на дыбы: они испугались карлика, загородившего дорогу. От спешки  у
него перехватило голос, он требовал ответить, где полковник.
     - Здесь! - откликнулся Сантандер. - Говори, в чем дело!
     - Враги, сеньор полковник,  враги!..  Я  видел  их  бивуак,  они  уже
близко, слышите?
     Невдалеке действительно слышался лошадиный топот,  оттуда  доносились
крики "Смерть тиранам!" и "Отечество и свобода!". Через  минуту  партизаны
налетели на гусар.
     Гусары окружили своего растерявшегося полковника,  у  которого  сабля
так дрожала в руке, что готова была из нее выпасть. Кто-то закричал ему:
     - Карлос Сантандер, ваш час настал! На этот раз вы не уйдете от меня!
Но я не хочу быть убийцей, защищайтесь!
     Это был Керней.
     - Как бы не так! - вскричал Крис Рок. - Без панциря-то он не решится!
     Тогда из кареты послышался голос Луизы Вальверде:
     - Оставьте его, дон Флоранс, он недостоин вашей шпаги!
     - Хорошо сказано! - заметил техасец. - Но, хотя он недостоин и свинца
моего револьвера, я все же угощу его им.
     При этих словах раздался выстрел, и Сантандер упал мертвым.
     Но техасец отомстил еще не всем. Увидев издалека карлика, он подъехал
к нему, поднял одной рукой на воздух и бросил на землю с такой силой,  что
череп урода разбился, как кокосовый орех.
     - Мне самому противна моя  жестокость,  -  сказал  Крис  Рок,  -  но,
кажется, я хорошо сделал, избавив мир от такого создания.
     Керней, однако, был занят в это время совсем другим. Он  держал  руки
Луизы в свих, обменивался с нею нежными словами  и...  еще  более  нежными
поцелуями. Немного в стороне графиня  и  дон  Руперто  казались  не  менее
счастливыми...
     Однако нельзя было медлить. Гусары ускакали в направлении  Сан-Анхель
и Чапультепека за подкреплением.
     Вскоре действительно довольно большой отряд прибыл в Сан-Августин. Но
он уже никого не нашел на вилле дона Игнацио: господа, прислуга, экипажи -
все исчезло.



                                ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     Месяц  спустя  маленькая  шхуна  плыла   мимо   оаксакского   берега,
направляясь к Рио-Текояма, впадающей в Тихий океан около западной  границы
этого штата.
     На возвышенности у самого устья реки стояло человек  двадцать,  среди
которых только три женщины. Этот были графиня Альмонте, Луиза Вальверде  и
преданная Пепита. Из мужчин шестеро тоже знакомы  читателю:  дон  Игнацио,
Керней, Крис Рок, Ривас, Хосе и дворецкий старого  монастыря.  Большинство
остальных были тоже партизаны, но сейчас это были лишь остатки рассеянного
отряда.
     Как же это случилось? В последний описанный нами день  казалось,  что
настало время торжества партизан. Оно так бы и было, если быв  не  измена.
Диктатор,  предупрежденный  о   восстании,   успел   выслать   достаточное
количество войск, чтобы подавить волнения.
     Только благодаря счастливой случайности министр и окружавшие его люди
очутились на берегу Тихого океана. Альварес,  предводитель  постанцев,  во
время неудачного восстания сумел не возбудить  подозрений  против  себя  и
обещал прислать беглецам судно, на котром они могли  бы  покинуть  страну.
Этого и ждали  партизаны,  напрчженно  вглядываясь  вдаль.  Наконец  Ривас
воскликнул:
     - Шхуна! Как счастливы были ожидающие, когда шхуна, наконец,  подошла
к берегу. Три дня спустя они уже были в Панамском порту. Прибыв в Чангрес,
они пересели на другое  судно,  доставившее  их  в  место,  безопасное  от
тирании мексиканского диктатора.
     Дон Игнацио возвратился в свой прежний дом в Новом Орлеане. Он  снова
был изгнанником, лишенным имущества. То же было и с графиней Альмонте.  Но
они все же надеялись, что при перемене правления изменится и их положение.
     Они не ошиблись. Восстание было, наконец, доведено до  победы.  Девиз
"Patria y Libertad" восторжествовал над диктатором, принужденным бежать за
границу. Наши знакомые, понятно, не остались безучастны к событиям.  Когда
звон мечей затих и борьба прекратилась,  произошло  одно  мирное  событие,
которое мы не можем обойти молчанием. Оно  совершилось  в  большом  соборе
Мехико под звон колоколов и  звуки  органа.  У  алтаря  стояли  три  пары,
ожидавшие венчания: дон Руперто Ривас с графиней Альмонте, Флоранс  Керней
с Луизой Вальверде и Хосе с Пепитой!
     Все были счастливы, в том числе и свидетель бракосочетания Крис Рок.