ПРИКЛЮЧЕНИЯ - Американские партизаны - Стр. 19

Индекс материала
Американские партизаны
Стр. 2
Стр. 3
Стр. 4
Стр. 5
Стр. 6
Стр. 7
Стр. 8
Стр. 9
Стр. 10
Стр. 11
Стр. 12
Стр. 13
Стр. 14
Стр. 15
Стр. 16
Стр. 17
Стр. 18
Стр. 19
Стр. 20
Стр. 21
Все страницы
ветки дерева, влез на широкую ограду и притаился. Человек, не заметив его,
прошел мимо.
     Карлик, сочтя себя вне опасности, уже собирался спуститься на дорогу,
но услыхал вдруг голоса, нежные, как журчание  ручейка.  Голоса  слышались
все ближе, все яснее, и, наконец, появились их  обладательницы,  озаренные
лунным светом... При виде их карлик чуть было не вскрикнул от удивления:
     - Сеньориты из кареты!
     Он действительно находился в парке, прилегавшем к вилле дона Игнацио.
Теплая лунная ночь выманила из дома Луизу Вальверде  и  графиню  Альмонте.
Они шли медленными шагами, занятые одной мыслью, от которой  не  могли  их
отвлечь ни напоенный ароматом воздух, ни трели соловья.
     - Удивительно, что о них больше ничего не  слышно!  Как  вы  думаете,
Изабелла, это хороший знак?
     - Это вовсе не так странно, как вам кажется. Все  дороги  охраняются,
и, если бы они захотели  дать  знать  о  себе,  посланного  бы  непременно
задержали. Но Руперто слишком осторожен, чтобы  рисковать.  По-моему,  раз
нет известий, значит, все благополучно. Если бы  Руперто  и  Флоранс  были
пойманы, об этом бы уже знал весь город.
     - Это правда, но все же хочется знать, где они теперь находятся.
     - Этого и мне хочется! Не думаю, чтобы они укрылись в  одном  древнем
монастыре, о котором мне писал Руперто. Это  убежище  теперь  недостаточно
безопасно. Скорее всего, они в Акапулько. И если так,  то  мы  можем  быть
совершенно спокойны.
     - Почему, Изабелла?
     - На этот вопрос я сейчас не могу ответить, но скоро вы все узнаете и
будете так же довольны, как ваш отец.
     Графиня имела в  виду  брожение  на  юге  и  готовившееся  восстание,
которое должно было свергнуть диктатора,  но  она  воздержалась  от  того,
чтобы выдать этот секрет Луизе.
     Подруги  уже  собирались  кончить  свою  прогулку,  когда  вдруг  обе
остановились и закричали:
     - Sanctissima! Madre de Dios!
     - Что это? Здесь человек?!
     Причиной тревоги был урод, притаившийся на стене.
     -  Не  бойтесь,  сеньориты,  -  сказал  карлик,  -   моя   наружность
отвратительна, я знаю, но душа моя чиста... Разве вы  не  припомните,  где
меня видели?
     Говоря это, он приподнялся, ярко  освещенный  луной.  Подруги  тотчас
узнали в нем того карлика, которого великан  техасец  втащил  с  собой  на
козлы.
     - Сожалею, сеньориты, что вы меня не узнаете, - продолжал  между  тем
карлик, - я ведь ваш друг или, по крайней мере, друг ваших друзей.
     - О ком ты говоришь?
     - О двух молодых людях, имевших  несчастье  быть  вместе  со  мной  в
Аккордаде и работавших  затем  в  грязи.  Благодаря  вашему  экипажу,  нам
удалось спастись и избегнуть преследования.
     - Всем четверым?
     - Да, но тяжелые испытания, пережитые нами, заставили  нас  пожалеть,
что мы более не в тюрьме.
     - Почему? Говори же скорее, в чем дело!
     - Меня послали, чтобы раздобыть хоть немного зерна. У нас ничего нет,
мы умираем с голоду, ведь мы уже целый месяц живем в горах,  питаясь  лишь
плодами  и  кореньями.  Мы  не  решались  спуститься,  зная,  что   кругом
расставлены полиция и солдаты. Наконец дон Руперто,  зная  мою  храбрость,
решился послать меня а Сан-Августин за съестными  припасами.  Я  собирался
войти в селение, но, увидав полицейского, испугался и залез на ограду.  Не
знаю, каким образом я добуду провизию, придется просить милостыню, а  ведь
люди такие черствые! Может быть, вы дадите мне немного денег на покупку?
     - Луиза, есть у вас деньги? У меня почти ничего нет.
     - Какая досада! У меня тоже ничего нет.
     - Вместо денег, сеньориты, вы можете  дать  какую-нибудь  вещь,  а  я
продам ее и выручу деньги.
     - Вот, возьми! - вскричала графиня, подавая ему  часы,  это  были  те
самые часы, которые были обещаны Хосе, но тот предпочел им деньги.
     - Возьми это, - прибавила Луиза, передавая ему и свои  часы,  которые
обманщик поспешно схватил.
     - Как вы добры, сеньориты, - сказал он, пряча часы в карман. - Теперь
мы некоторое время будем обеспечены, хотя и  недолго.  Ведь  мне  придется
продать эти вещи по дешевке.
     Маленькие глазки уродца жадно смотрели на  драгоценности,  блестевшие
при свете луны: браслеты, кольца, серьги... Молодые девушки, боясь, что их
возлюбленные могут нуждаться в самом необходимом, торопливо сняли  с  себя
украшения и вложили их в жадно протянутые руки карлика.
     - Спасибо, спасибо! - вскричал тот, запихивая все в  карманы.  -  Как
сеньоры дон Руперто и дон Флоранс  будут  счастливы,  узнав,  кто  дал  им
возможность получить необходимое! Однако до свиданья, сеньориты, мне  пора
уходить... - И, соскочив с ограды, он поспешно исчез.
     Его неожиданный уход озадачил молодых девушек, надеявшихся узнать  от
него что-нибудь о близких им людях.



                           49. СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ

     Миновав  Сан-Августин,  большая  дорога,  примыкающая  к   Педрегалю,
прерывается  кое-где  скалами  из  застывшей  лавы.  По  одну  ее  сторону
расстилается богатая  растительностью  долина,  куда  все  владельцы  вилл
отправляют на пастбища свой скот.
     В ту минуту, когда  карлик  покидал  своих  благодетельниц,  по  этой
дороге недалеко от деревни проходил человек,  одетый  в  довольно  богатое
платье. Взглянув на него, мы узнали бы Хосе, грума дона Игнацио. В руках у
него  были  два  недоуздка,  предназначенные  для  лошадей,  которые  тоже
известны нам и которых пора было отвести в конюшню.
     Подходя к Педрегалю,  около  которого  паслись  лошади,  кучер  вдруг
увидел на дороге маленького уродца, в котором тотчас же  узнал  одного  из
недавних седоков своей кареты. Вместо того, чтобы заговорить с  ним,  Хосе
спрятался за уступ и  стал  наблюдать.  Карлик  же,  подойдя  к  пастбищу,

остановился пораженный.
     - О! - вскричал он, глядя на лошадей, хорошо освещенных луной. -  Вот
так везет! Сколько счастливых встреч!
     В эту минуту раздался топот лошадей, на дороге показалась  кавалерия,
несшаяся, казалось, прямо на  него.  Карлик,  моментально  взобравшись  на
скалу, притаился. Следя за  эскадроном,  он  не  заметил  кучера,  который
находился почти рядом.
     Хосе узнал  в  одном  из  офицеров  полковника  Сантандера,  который,
несмотря на холодность Луизы Вальверде, все же приезжал  изредка  навещать
ее.
     -  Карамба!  -  вскричали  всадники,  разглядев  уродливое  создание,
испугавшее их лошадей.
     - Сам черт не может быть хуже! - воскликнул Сантандер.
     - Нет, сеньор полковник, - ответил карлик, -  я  не  черт,  а  бедное
существо, обиженное  природой,  которое  по  этой  причине  не  должно  бы
изгладиться из памяти вашего сиятельства.
     - Уж не ты ли был в Аккордаде прикован к техасцу?
     - Да, сеньор полковник.
     - Где же ты был до сих пор?
     - Ах,  ваше  сиятельство,  я  для  того  и  спешил  сюда,  чтобы  все
рассказать вам. Какое счастье, что я  вас  встретил!  Я  страшно  устал  и
ослабел, так как ничего не ел с тех пор, как покинул горы.
     - Ты был в горах?
     - Да, сеньор полковник, я был там, прячась с теми, кто удерживал меня
насильно. Если вы желаете  узнать  подробности,  нам  лучше  говорить  без
свидетелей. Есть вещи, которых никто из посторонних не должен слышать.
     Сантандер  был  того  же  мнения.  Он  передал  офицеру  командование
эскадроном и отъехал в сторону.
     Карлик подробно рассказал Сантандеру обо всем, что произошло с ним  с
самой минуты бегства. Выслушав его, Сантандер  приподнялся  на  стременах.
Лицо его приняло победоносное выражение.
     - Наконец-то! - вскричал он. - Теперь все козыри в моих  руках!  Враг
от меня не уйдет!
     Подумав немного, он приказал  офицеру  выделить  двух  солдат,  чтобы
арестовать карлика и не спускать с него  глаз.  Затем,  присоединившись  к
эскадрону, понесся с ним обратно в город.



                               50. СЕРЖАНТ

     Хосе,  слышавший  весь  разговор  Сантандера   с   карликом,   сильно
встревожился, так как подобные разоблачения были небезопасны и  для  него.
Полковник поспешил, вероятно, в город за подкреплением,  чтобы  по  указке
карлика потом разыскать древний монастырь. Забыв в эту минуту о себе, Хосе
хотел прежде всего рассказать сеньоритам обо всем увиденном и  услышанном.
Кроме того, у него появилось  горячее  желание  предупредить  беглецов  об
угрожавшей им опасности. Он прекрасно знал  дорогу  к  старому  монастырю,
куда приносил уголь, когда был  ребенком.  Но  как  пробраться  мимо  двух
гусар, карауливших карлика?
     Оставаться в том положении, в котором он находился, он был уже  не  в
состоянии, особенно после того, как услыхал разговор солдат.
     Сержант казался очень не в духе. Сев на камень, он угрюмо проговорил:
     - Какая скука сидеть здесь и ждать! А я-то надеялся провести эту ночь
в Сан-Августине и поболтать с девчоночкой, служащей в том  доме,  где  так
часто бывает полковник.
     - Ты говоришь о Пепите, горничной Луизы Вальверде?
     - Да, о ней, я имею основания предполагать, что она ко мне не  совсем
равнодушна...
     Услыхав эти слова, Хосе едва удержался от того, чтобы не броситься на
сержанта.
     - Я должен тебя разочаровать, - говорил между тем  другой  солдат,  -
так как слышал, что Пепита отдала сердце кому-то из домашних слуг, кажется
кучеру. Они даже обручены.
     Хосе облегченно вздохнул.
     - Это ничего не значит! - вскричал сержант. - Конюх не может быть для
меня серьезным соперником!
     И, повернувшись к карлику, он стал вымещать на нем свою злобу.
     - Пощадите меня! - завопил карлик. - Я вовсе не арестант и пришел  по
собственному желанию, чтобы переговорить с полковником. Да и нет у меня ни
малейшего желания помешать вашему свиданию с горничной. Мы в двух шагах от
дома, где ваша приятельница, вероятно, уже  давно  вас  ждет.  Советую  не
обращать внимания на слова вашего товарища.
     Эти слова рассмешили охранников. Они принялись  курить,  чтобы  убить
время.
     - Нет ли у тебя карт? - спросил сержант.
     - Конечно, они всегда при мне, но хватит ли света для игры?
     - Если будет мало лунного света, нам поможет свет  наших  сигар.  Мне
уже случалось играть при таком освещении.
     - И на что же мы будем играть, у меня нет ни копейки!
     - И у меня тоже. Будем играть на слово. Впрочем, подождите! И  солдат
повернулся к карлику, который невольно  задрожал,  предчувствуя,  что  ему
придется расстаться с драгоценностями, наполнявшими его карманы.



                    51. ЗОЛОТОЙ ДОЖДЬ И РЯД СЛУЧАЙНОСТЕЙ

     - Может быть, у этого человечка есть деньги? - предположил сержант. -
Он, наверное, не откажет нам в маленьком займе. Что ты на это скажешь?
     - У меня ничего нет.
     - Он действительно не похож на богача, - сказал сержант, рассматривая
лохмотья карлика.
     - Если бы у меня были деньги, - продолжал карлик, - я бы их  все  вам
отдал, но я расскажу вам, что со мной случилось, и вы, наверное, пожалеете
меня. Я шел в Сан-Августин, чтобы переночевать там, когда на  меня  напали
два бандита. Я защищался изо всех сил, но один из них  потребовал  у  меня
кошелек, угрожая кинжалом, и мне пришлось уступить.
     Рассказывая эту выдумку, карлик энергично жестикулировал,  размахивал
руками, показывая, как он сражался с разбойниками. И вдруг  Хосе,  который
все еще находился в углублении скалы, почувствовал, что на него  посыпался
целый град предметов. Это уродец, нарочно  размахивая  руками,  выбрасывал
тем временем драгоценности, которые могли его выдать.