ПРИКЛЮЧЕНИЯ - Американские партизаны - Стр. 14

Индекс материала
Американские партизаны
Стр. 2
Стр. 3
Стр. 4
Стр. 5
Стр. 6
Стр. 7
Стр. 8
Стр. 9
Стр. 10
Стр. 11
Стр. 12
Стр. 13
Стр. 14
Стр. 15
Стр. 16
Стр. 17
Стр. 18
Стр. 19
Стр. 20
Стр. 21
Все страницы
другой сидел великан,  а  за  спиной  его  каое-то  существо,  похожее  на
обезьяну. Остатки сбруи, вожжей, хомуты болтались по  бокам  лошадей,  при
этом за топотом копыт можно было различить и звон цепей.
     Поселянам, однако, недолго пришлось дивиться на это зрелище. Всадники
очень быстро скрылись в чаще.
     - Если бы не цепи, я мог бы сказать, что мы уже спасены. Черт возьми!
А где же пила?
     - Вот она, - ответил Керней, распахивая плащ.
     - Вы предусмотрительнее меня. Я, признаться, совсем забыл про нее,  а
между тем она так нам нужна! Дали бы только  время  спрятаться!  Но  кроме
уланов Чапультепека, за нами гонятся, кажется, гусары из города.
     Керней полагал, что Ривас знает какой-то  тайник.  Но  где  он  может
находиться? Лесистые горы могли бы послужить убежищем беглецам, но как  до
них добраться?
     Словно услышав его мысли, Ривас ответил:
     - Терпение, мой друг! Сейчас я покажу вам место - настоящий лабиринт,
который сбил бы с толку самого Дедала. Впрочем, судите сами, вот он!
     Ривас указал на серый утес, бесконечными уступами  шедший  до  самого
леса. Не очень высокий, он был весь покрыт какими-то ползучими растениями.
     - Педрегаль! - радостно воскликнул Ривас. - Ах, как я рад его видеть!
Он уже спасал мне жизнь, и я надеюсь, что на этот  раз  мы  найдем  в  нем
спасение. Только надо спешить! Вперед!
     Лошади,  пущенные  снова  вскачь,  вскоре  очутились  перед   утесом,
загородившим им дорогу.
     - Больше они нам не нужны, - сказал Ривас.
     Все четверо спешились. Крис Рок продолжал держать лошадей под уздцы.
     - Мы оставим их пока здесь, - сказал мексиканец. - Однако  они  могут
заржать и выдадут нас. Через час нам уже нечего  будет  бояться,  наступит
темнота, но теперь...
     Он остановился  в  раздумье.  Техасец,  наблюдавший  за  ним,  сказал
Кернею:
     - Что, он хочет избавиться от лошадей?
     - Это необходимо.
     - Предоставьте это мне. Держите одну, капитан.
     Техасец вынул нож и острием проткнул  животному  ухо.  Лошадь  громко
заржала, поднялась на дыбы, затем  рванулась  и  исчезла  в  чаще.  Вторая
лошадь, подвергнутая такой же  пытке,  тоже  мгновенно  скрылась  из  глаз
беглецов.
     -  Браво!  -  похвалил  Ривас,  вышедший,   казалось,   из   большого
затруднения. - Теперь продолжим путь, надеясь только на себя. Идем!
     Накинув вожжи на выступ, он стал карабкаться вверх, увлекая за  собой
товарища. Не было ни малейшей тропинки. Приходилось  хвататься  руками  за
уступы, поросшие кактусами и другими колючими растениями. Техасец тянул за
собой терпеливо молчащего карлика. Минуты через две они совершенно исчезли
в чаще, и вовремя: тут  же  раздался  топот  кавалерии,  пронесшейся  мимо
укрывшего их утеса.



                              36. ПЕДРЕГАЛЬ

     Окрестности Мехико чрезвычайно интересны в  геологическом  отношении.
Ни один уголок земного шара не представляет, пожалуй, столько  данных  для
изучения истории  и  свойств  горных  пород.  Для  геолога  самый  большой
интерес, конечно, представляет Педрегальское плоскогорье,  находящееся  на
юго-западе  столицы  и  примыкающее  к  горе  Адхуско.  Это  массы   лавы,
выброшенной  на  поверхность.   Вещество   это   приняло   при   остывании
всевозможные формы и растеклось на много миль,  благодаря  чему  местность
почти непроходима. Мексиканская лошадь и даже мул, привычные к горам,  как
козы, передвигаются здесь с большим трудом. Для пешехода же эта  местность
полна  опасностей:  приходится  беспрестанно  карабкаться  на  скалы  либо
спускаться в глубокие, опасные овраги.
     Почва покрыта кактусами и колючками. Встречаются,  однако,  маленькие
оазисы, где мирный индеец занимается земеледелием, или  скрываются,  чтобы
избежать  расправы,  люди  менее  мирного  нрава,  и  далеко   не   всегда
преступники, скорее патриоты.
     Наша четверка представляла собой именно такого сорта беглецов.
     Местность была, по-видимому, хорошо знакома мексиканцу.
     - Не удивляйтесь, что я  так  хорошо  знаю  Педрегаль,  -  сказал  он
Кернею, - ведь это почти моя родина. Еще ребенком я лазил по этим  скалам,
разыскивая птичьи гнезда и расставляя силки. По этой тропинке мы доберемся
до места, где уже нечего бояться быть настигнутыми, по крайней мере, в эту
ночь.
     Они продолжали продвигаться, хотя  и  с  большим  трудом,  пробираясь
междй скалами, цепляясь  за  кактусы.  К  счастью,  цель,  к  которой  они
стремились, была близка: это была небольшая пещера, в которой  можно  было
стоять во весь рост и не бояться, что  тебя  заметят  с  окружающих  скал.
Ривас сказал Кернею:
     - Теперь вы можете продолжить начатую работу, нам никто не помешает.
     Говоря это, он сильно натянул цепь. Через несколько минут одно  звено
было распилено, и цепь распалась.
     - Caballero! - вскричал мексиканец, точно провозглашая тост. -  Пусть
наша дружба будет не менее крепка, чем эта цепь, но соединит нас навеки!
     Но  это  было  еще  не  все.  Предстояло  разъединить  Криса  Рока  и
навязанного ему спутника.
     - Капитан, - попросил техасец, - распилите цепь  как  можно  ближе  к
моей ноге. Мне понадобится больше свободы движений,  чем  ему.  Пусть  всю
тяжесть цепи волочит этот урод, черт бы его побрал!
     Свирепый тон Криса как нельзя более соответствовал  противному  визгу
пилы.
     Карлик, присев на корточки, все время молчал, только глаза  его  были
полны злобы. В то же время он, видимо, трусил, так как не знал, как с  ним
поступят. Может быть, перережут горло,  чтобы  избавиться  от  него?  Было
отчего дрожать.
     Как только цепь была распилена, Керней, Ривас и  Крис  Рок  отошли  в
сторону. Карлик понял, что они совещаются о его участи.
     - Не знаю, право, что нам делать с этим животным, - сказал  Ривас.  -

Его нельзя оставлять здесь: он нас выдаст.  Привяжем  -  закричит  и  тоже
выдаст. Слышите? Погоня близка.
     Действительно, звук рожка подтвердил слова мексиканца.
     - Но почему бы не связать его, заткнув ему рот? - спросил Крис.
     - Можно, если солдаты пройдут здесь, они подберут его. Но если  никто
сюда не придет?
     - А, понимаю, - произнес ирландец. - Вы хотите сказать, что он  тогда
умрет с голоду?
     - Вот именно. Он, может быть, и заслуживает этого, но мы ему не судьи
и не имеем права быть его палачами.
     - Вы совершенно правы, - поспешил ответить Керней.
     - А вы как думаете, Крис Рок? Что нам с ним делать?
     - Убить его было бы менее жестоко, чем связать, но ни  в  том,  ни  в
другом нет необходимости. Я предлагаю таскать его за собой.  Если  он  нас
будет очень затруднять, я взвалю его себе на спину. Поклажа противная,  но
не особенно тяжелая.
     Порешили на этом и снова отправились в путь. Крис Рок вел карлика  на
цепи, как зверя. Только так и возможно было не опасаться,  что  он  выдаст
их. Он мог бы  криком  привлечь  внимание  преследователей,  но  Крис  Рок
выразительным жестом дал понять, что его в таком случае ожидает.



                      37. ПОДОЗРЕНИЕ В СООБЩНИЧЕСТВЕ

     - Очень подозрительно, чтобы не сказать более! Если  же  это  простое
совпадение, то оно просто  поразительно!  Выбрать  именно  эту  карету  из
множества других! Черт возьми!.. Это не может быть случайностью!
     Так рассуждал сам с собою диктатор, когда ему доложили о  случившемся
на улице Платерос. Как ни был краток рапорт,  в  нем  все  же  упоминались
имена беглецов, а также владельца кареты, в которой они спаслись. Кто были
сидевшие в экипаже дамы, угадать не составляло труда.
     Первое  сообщение  об  этом  происшествии  ему  сделал  посланный  от
Сантандера. Тот не мог явиться сам, занятый распоряжениями  о  немедленном
выступлении гусаров. Никогда, кажется, беглецы не были преследуемы с таким
рвением, и никто, пожалуй, не был  огорчен  неудачей  в  такой  мере,  как
Сантандер. Впрочем, ему не уступал в этом и Санта-Ана. Ривас, опасный враг
на поле битвы, счастливый соперник в любви, изгнанник, которого он  только
что видел униженным, в кандалах, снова свободен! Конечно, еще рано считать
дело проигранным. Эскадрон гусар, пущенный в галоп,  пушечные  выстрелы  и
звон  колоколов  могли  его  поправить,  не  так  трудно  поймать  четырех
арестантов, скованных попарно и удирающих в парадной карете. Но  Санта-Ана
по опыту знал, что можно спастись от погони и при худших обстоятельствах.
     Он приходил в ярость при одной  мысли  о  возможности  неудачи  и  то
садился, то вскакивал с места, поминутно  спрашивая,  нет  ли  известия  о
беглецах, чем приводил  в  недоумение  адъютанта,  получившего  приказание
немедленно уведомлять обо всем,  что  узнает  нового:  генералиссимус  был
встревожен  бегством  каких-то  четырех  арестантов,  точно  дело  шло   о
проигранном сражении.
     Санта-Ана едва  владел  собой.  Он  посылал  проклятья  то  тому,  то
другому, строя всевозможные предположения, из которых самым  тяжелым  было
подозрение некоторых лиц в соучастии.
     - А, графиня, - говорил  он  сам  себе,  -  вы,  конечно,  умны,  это
бесспорно! Но если я обнаружу ваше соучастие, вам придется плохо... Титул,
богатство - ничто не спасет вас от моего гнева. В тюремной камере,  где  я
смогу доставить себе удовольствие посетить вас, вы не будете так  горды  и
пренебрежительны, какой были в моем дворце.
     - Дон Педро Ариас! - доложил адъютант о начальнике тюрьмы.
     - Пусть войдет.
     Начальник тюрьмы вошел с крайне расстроенным лицом. Прием,  оказанный
ему диктатором, был не из любезных.
     - Что это значит! Вы распустили своих арестантов! Теперь, пожалуй,  в
Аккордаде не осталось уже ни одного человека!
     - Excelentissimo, я принужден сознаться, что четыре арестанта...
     - Да, из которых двое подлежали особо строгому надзору!
     - Да, признаюсь, но...
     - Ваши оправдания не требуются! По делу будет назначено следствие.  В
настоящую  минуту  я  требую  от  вас  лишь  подробного  изложения   всего
происшедшего. Я желаю знать мельчайшие подробности, относящиеся к  побегу.
Прежде всего, объясните мне, почему вы послали этих  четверых  на  очистку
улиц?
     - По приказанию  полковника,  который  действовал  сообразно  желанию
вашего превосходительства.
     - Это так, но вы должны были позаботиться о надежной охране.
     - Я отправил их  в  сопровождении  старшего  надзирателя  Доминго,  к
которому питал особое доверие. Его поведение в этот день было исключением.
Он  увлекся  общим  праздничным  настроением  и  позволил  себе  выпить  с
друзьями, задержавшими его в трактире. Только этим и можно  объяснить  его
оплошность.
     - Мне говорили, что в карете были две дамы. Вы знаете, кто это?
     -  Графиня  Альмонте  и  донья  Луиза  Вальверде.  Отцу  последней  и
принадлежал экипаж.
     - Я это знаю. Мне говорили, что  экипаж  остановился  как  раз  возле
арестантов. Верно ли это?
     - Да,  ваше  превосходительство!  Лошади,  испугавшись,  бросились  в
сторону и наехали на кучу грязи. Кучер не сумел справиться с ними.  Четыре
арестанта, воспользовавшись этим, завладели каретой. Двое сели в карету, а
другие двое на козлы. Они выхватили  у  кучера  вожжи  и  пустили  лошадей
вскачь. Часовой на дороге  не  успел  задержать  экипаж.  Караул  у  ворот
El-Nino-Perdido пропустил их без оклика, начальник  караула  узнал  карету
одного из министров вашего превосходительства, он не осмелился  остановить
ее.
     Эта искусная лесть смягчила душу  диктатора,  спросившего  уже  более
спокойным тоном:
     - Не были ли причастны к происшедшему дамы, сидевшие в  экипаже?  Или
это простая случайность?
     - Не разрешите ли мне, ваше превосходительство, немного подумать?
     - Думайте сколько хотите,  я  требую  только,  чтобы  вы  высказались
вполне откровенно.
     Начальник тюрьмы перебрал мысленно все, что знал о поведении двух дам
до изгнания их из кареты и после него. Все эти  сведения  склоняли  его  к
мнению, что молодые женщины не могли быть соучастницами побега. Он ответил
диктатору, что положительно не в состоянии разобраться в этом вопросе.  За