Отличное общежитие в москве, не дорого

Последние статьи

ПОЛИТИКА - Записки заключенного

Индекс материала
Записки заключенного
Стр. 2
Стр. 3
Стр. 4
Стр. 5
Стр. 6
Стр. 7
Стр. 8
Стр. 9
Стр. 10
Стр. 11
Все страницы
   Александр Болонкин.
   Зaписки политзaключeнного

---------------------------------------------------------------
     © Copyright А.А.Болонкин
     (A.Bolonkin, Memoirs of Soviet Political Prisoner) 1991 Нью-Йорк
     Email: 
 
 
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
 

     WWW: http://bolonkin.narod.ru г http://bolonkin.narod.ru
---------------------------------------------------------------

        ¶Содержание§
     Предисловие
     1. Советское благополучие
     Включение в правозащитную деятельность
     Листовки
     4. Арест, следствие
     Суд
     Концлагерь ЖХ-389/17а
     7. Концлагерная больница
     Концлагерь ЖХ-389/19
     ШИЗо и ПКТ
     10. Концлагерь в Барашево
     11. Путь в ссылку
      - отпечатанные на пишущей машинке сборники с информацией о
тайных репрессиях в СССР.
     Честно  говоря,  я  пришел в ужас от  этих  сведений,  от жестокости, с
которой "борцы за народное счастье",  как провозглашали себя  власть имущие,
преследовали людей, высказывающих иные  взгляды  или  просто  обменивающихся
неугодной властям информацией.
     Вскоре Юхновец обратился ко мне с просьбой взять на временное  хранение
самиздатовскую и запрещенную литературу,  которую он не  мог  хранить  дома,
т.к. был на  учете в  КГБ.  Он  привез  ее  целый  чемодан  и  месяц я почти
беспрерывно  читал,  узнавая  о деятельности  партии  и  ее  "выдающихся"  и
"благороднейших" вождей такое, от чего волосы становились дыбом и меркли все
нацистские  преступления.  Воспитанный  советской  школой  в духе борьбы  за
счастье  трудящихся,  я  увидел,  что компартия  и ее вожди  являются самыми
худшими врагами этих трудящихся, что идет самое грандиозное надувательство в
истории человечества.
     И я решил помогать  правозащитному движению,  чем  мог. К этому времени
Юхновец  познакомил меня с преподавателем  техникума Валерием Балакиревым, а
тот оо своим другом инженером-электриком Владимиром Шаклеиным. Оба они  были
на учете в КГБ, т.к. подписали  ряд протестов против нарушения прав Человека
в СССР.
     Балакирев  свел меня с геологом,  ленинградцем Георгием Давыдовым и его
женой Лерой Исаковой. Георгий  уже попадался с запрещенной литературой и КГБ
наказало соседям по квартире следить за ним.
     Один из моих знакомых, знавший о моем интересе к запрещенной литературе
направил ко мне студента Сергея Заря, который также  интересовался ею и,  по
его словам, ранее в своем родном городе был исключен из института за попытку
создания нелегальной группы.
     Я   был   неплохим   фотографом   и   хорошо   освоил  репродуцирование
(фотографирование) книг.  К  тому  времени  из-за границы в среду  советской
интеллигенции  стали проникать  крамольные  издания.  Стоили  они невероятно
дорого.  Морякам заграничного  торгового флота,  туристам  и командировочным
стало  выгоднее  везти  из-за границы  не  колготки  и электронные  часы,  а
политическую литературу. Конечно это было  связано с большой опасностью, чем
простая  контрабанда, но  и  доход  был  выше.  Достаточно  было кому-то  из
интеллигентов  заиметь 1-3  книги, как  по  принципу: ты мне  дашь  почитать
то-то, а  я  тебе дам почитать то-то, начинался процесс обмена  литературой.
Для  нас этот  процесс  резко упростился. Обычно для внимательного прочтения
толстой  книги  нужны  недели.  На  такой  срок  давали  неохотно  (подобная
литература  была  на  разрыв!),  но  на 1-2  вечера получить любую книгу или
самиздат можно было без особого  труда.  Этим занимался в  основном  Валерий
Балакирев. Но и Юрий Юхновец также добывал немало литературы.
     Получив книгу на несколько часов, они мчались ко мне, я тут же совал ее
под репродукционную установку и перефотографировал за 1-2 часа. Знакомство с
содержанием  происходило часто  после  того как  книга  уже  была  возращена
владельцу.
     Таким способом  мы изготовили фотопленки и отпечатки  многих зарубежных
книг,   периодических  изданий,   самиздатовских   материалов  и  подпольных
журналов.   Например,  книгу   Конквиста   "Большой   Террор",   Авторханова
"Технология  власти".  Джиласа  "Новый  класс",  Марченко  "Мои  показания",
Бердяева "Истоки и смысл русского коммунизма", зарубежные  журналы  "Посев",
"Грани",  "Вестник  РСХД", советские  подпольные журналы:  "Хроника  текущих
событий", "Свободная мысль", "Демократ", "Луч Свободы", "Вече" и др.
     К   этому  времени  Балакирев  познакомился  с   сыном   ответственного
идеологического работника  ПК  КПСС. И  через него стал получать нелегальные
типографские  советские  переводные издания зарубежных политических книг.  В
частности, я помню, мы заимели таким  способом фотопленку  и фотокопию книги
Шйклинг  Вилли "Хрущевская шарманка. Игра на нервах человечества". Перевод с
немецкого.  Издательство  "Прогресс". 1964г, 114  стр. (о методах хрущевской
пропаганды)  и полное издание "Мемуаров"  Де Голля. Последние  позднее  были
изданы в СССР для населения с большими кюпюрами.
     Подобным  образом  мы  за  короткое  время  составили  весьма  обширную
библиотеку из сотен, если не тысяч запрещенных произведений.
     Фотопленки  были  удобны  и тем,  что  с  них  любой  фотолюбитель  мог
изготовить сам нужное число отпечатков.
     Разумеется прочитанное не бралось просто на веру.  Что только возможно,
я стремился  проверить  лично. В одном самиздатовском  сочинении  я встретил
фразу о том, что первый пятилетний план не был выполнен. Как раз в это время
у нас  на  кафедре математики и  в  МВТУ проходили  торжественные  собрания,
посвященные успешному  выполнению и  перевыполнению  очередного  I965-1970гг
пятилетнего плана. Я  взял  газету  1965г  с директивами на  1970г  и газету
начала  1971г  с  достигнутыми  результатами.  Из   47  упомянутых  в  плане
показателей выполненными оказались только 3 второстепенных. Так выполнен  (и
даже перевыполнен) был план продажи населению мебели (в рублях). Составители
отчета "забыли" только упомянуть, что этот пункт они "перевыполнили" за счет
резкого повышения цены на мебель.
     Многие важные  пункты  плана были  выполнены  всего  на  15-20%, хотя в
среднем по количеству продукции план был выполнен примерно на 50%.
     Я удивлялся наглости  властей и  наивности населения. На  торжественных
заседаниях коммунистические  функционеры вдохновленно твердили о грандиозных