ФИЛОСОФИЯ - Исповедь

Индекс материала
Исповедь
Стр. 2
Стр. 3
Стр. 4
Стр. 5
Стр. 6
Стр. 7
Стр. 8
Стр. 9
Стр. 10
Стр. 11
Стр. 12
Стр. 13
Стр. 14
Стр. 15
Стр. 16
Стр. 17
Стр. 18
Стр. 19
Стр. 20
Стр. 21
Стр. 22
Стр. 23
Стр. 24
Стр. 25
Стр. 26
Стр. 27
Стр. 28
Стр. 29
Стр. 30
Стр. 31
Стр. 32
Стр. 33
Стр. 34
Стр. 35
Стр. 36
Стр. 37
Стр. 38
Стр. 39
Стр. 40
Стр. 41
Стр. 42
Стр. 43
Стр. 44
Все страницы
                                  Августин
                                  Исповедь




                                Книга первая


                                     I.

1. "Велик Ты, Господи, и всемерной достоин хвалы; велика сила Твоя и
неизмерима премудрость Твоя". И славословить Тебя хочет человек, частица
созданий Твоих; человек, который носит с собой повсюду смертность свою,
носит с собой свидетельство греха своего и свидетельство, что Ты
"противостоишь гордым". И все-таки славословить Тебя хочет человек, частица
созданий Твоих. Ты услаждаешь нас этим славословием, ибо Ты создал нас для
Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе. Дай же мне,
Господи, узнать и постичь, начать ли с того, чтобы воззвать к Тебе или с
того, чтобы славословить Тебя; надо ли сначала познать Тебя или воззвать к
Тебе. Но кто воззовет к Тебе, не зная Тебя? Воззвать не к Тебе, а к кому-то
другому может незнающий. Или, чтобы познать Тебя, и надо "воззвать к Тебе?"
"Как воззовут к Тому, в Кого не уверовали? и как поверят Тебе без
проповедника? И восхвалят Господа те, кто ищет Его". Ищущие найдут Его, и
нашедшие восхвалят Его. Я буду искать Тебя, Господи, взывая к Тебе, и
воззову к Тебе, веруя в Тебя, ибо о Тебе проповедано нам. Взывает к Тебе,
Господи, вера моя, которую дал Ты мне, которую вдохнул в меня через
вочеловечившегося Сына Твоего, через служение Исповедника Твоего.





                                    II.

2. Но как воззову я к Богу моему, к Богу и Господу моему? Когда я воззову к
Нему, я призову Его в самого себя. Где же есть во мне место, куда пришел бы
Господь мой? Куда придет в меня Господь, Господь, Который создал небо и
землю? Господи, Боже мой! ужели есть во мне нечто, что может вместить Тебя?
Разве небо и земля, которые Ты создал и на которой создал и меня, вмещают
Тебя? Но без Тебя не было бы ничего, что существует - значит, все, что
существует, вмещает Тебя? Но ведь и я существую; зачем прошу я Тебя прийти
ко мне: меня бы не было, если бы Ты не был во мне. Я ведь еще не в
преисподней, хотя Ты и там. И "если я сойду в ад, Ты там". Меня не было бы,
Боже мой, вообще меня не было бы, если бы Ты не был во мне. Нет, вернее:
меня не было бы, не будь я в Тебе, "от Которого все, чрез Которого все, в
Котором все". Воистину так, Господи, воистину так. Куда звать мне Тебя,
если я в Тебе? и откуда придешь Ты ко мне? Куда, за пределы земли и неба,
уйти мне, чтобы оттуда пришел ко мне Господь мой. Который сказал: "Небо и
земля полны Мною"?




                                    III.

3. Итак, вмещают ли Тебя небо и земля, если Ты наполняешь их? Или Ты
наполняешь их и еще что-то в Тебе остается, ибо они не вмещают Тебя? И куда
изливается этот остаток Твой, когда небо и земля наполнены? Или Тебе не
нужно вместилища. Тебе, Который вмещаешь все, ибо то, что Ты наполняешь Ты
наполняешь, вмещая? Не сосуды, полные Тобой, сообщают Тебе устойчивость:
пусть они разбиваются. Ты не выльешься. А когда Ты изливаешься в нас, то не
Ты падаешь, но мы воздвигнуты Тобой; не Ты расточаешься, но мы собраны
Тобой. И все, что Ты наполняешь, целиком Собой Ты все наполняешь. Но ведь
все не в состоянии вместить Тебя, оно вмещает только часть Тебя, - и все
сразу вмещают ту же самую часть? Или отдельные создания - отдельные части:
большие большую, меньшие меньшую? Итак одна часть в Тебе больше, а другая
меньше? Или же повсюду Ты целый и ничто не может вместить Тебя целого?




                                    IV.

4. Что же Ты, Боже мой? Что, как не Господь Бог? "Кто Господь, кроме
Господа? и кто Бог, кроме Бога нашего?" Высочайший, Благостнейший,
Могущественнейший, Всемогущий, Милосерднейший и Справедливейший; самый
Далекий и самый Близкий, Прекраснейший и Сильнейший, Недвижный и
Непостижимый; Неизменный, Изменяющий все, вечно Юный и вечно Старый, Ты
обновляешь все и старишь гордых, а они того и не ведают; вечно в действии,
вечно в покое, собираешь и не нуждаешься, несешь, наполняешь и покрываешь;
творишь, питаешь и совершенствуешь; ищешь, хотя у Тебя есть все. Ты любишь
и не волнуешься; ревнуешь и не тревожишься; раскаиваешься и не грустишь;
гневаешься и остаешься спокоен; меняешь Свои труды, и не меняешь совета;
подбираешь то, что находишь, и никогда не теряешь; никогда не нуждаешься и
радуешься прибыли; никогда не бываешь скуп и требуешь лихвы. Тебе дается с
избытком, чтобы Ты был в долгу, но есть ли у кого что-нибудь, что не Твое?
Ты платишь долги, но Ты никому не должен; отдаешь долги, ничего не теряя.
Что сказать еще, Господь мой, Жизнь моя, моя Святая Радость? И что вообще
можно сказать, говоря о Тебе? Но горе тем. которые молчат о Тебе, ибо и
речистые онемели.

5. Кто даст мне отдохнуть в Тебе? Кто даст, чтобы вошел Ты в сердце мое и
опьянил его так, чтобы забыл я все зло свое и обнял единое благо свое.
Тебя? Что Ты для меня? Сжалься и дай говорить. Что я сам для Тебя, что Ты
велишь мне любить Тебя и гневаешься, если я этого не делаю, и грозишь мне
великими несчастиями? Разве это не великое несчастие не любить Тебя? Горе

мне! Скажи мне по милосердию Твоему, Господи. Боже мой, что Ты для меня?
"Скажи душе моей: Я - спасение твое". Скажи так, чтобы я услышал. Вот уши
сердца моего пред Тобой, Господи: открой их и скажи душе моей: "Я спасение
твое" Я побегу на этот голос и застигну Тебя. Не скрывай от меня лица
Твоего: умру я, не умру, но пусть увижу его.

6. Тесен дом души моей, чтобы Тебе войти туда: расширь его. Он
обваливается, обнови его. Есть в нем, чем оскорбиться взору Твоему:
сознаюсь, знаю, но кто приберет его? и кому другому, кроме Тебя, воскликну
я: "От тайных грехов моих очисти меня, Господи, и от искушающих избавь раба
Твоего" Верю и потому говорю: "Господи, Ты знаешь". Разве не
свидетельствовал я пред Тобой "против себя о преступлениях моих. Боже мой?
и ты отпустил беззакония сердца моего". Я не сужусь с Тобой, Который есть
Истина, и не хочу лгать себе самому, да не солжет себе неправда моя. Нет, я
не сужусь с Тобой, ибо "если воззришь Ты на беззакония, Господи, Господи,
кто устоит?".





                                    VI.

7. И все-таки позволь мне говорить перед Тобой, Милосердный, мне, "праху и
пеплу". Позволь все-таки говорить: к милосердию Твоему, не к человеку,
который осмеет меня, обращаюсь я. Может быть, и Ты посмеешься надо мной,
но, обратившись ко мне, пожалеешь меня. Что хочу я сказать. Господи Боже
мой? - только, что я не знаю, откуда я пришел сюда, в эту - сказать ли -
мертвую жизнь или живую смерть? Не знаю. Меня встретило утешениями
милосердие Твое, как об этом слышал я от родителей моих по плоти, через
которых Ты создал меня во времени; сам я об этом не помню. Первым утешением
моим было молоко, которым не мать моя и не кормилицы мои наполняли свои
груди; Ты через них давал мне пищу, необходимую младенцу по установлению
Твоему и по богатствам Твоим, распределенным до глубин творения. Ты дал мне
не желать больше, чем Ты давал, а кормилицам моим желание давать мне то,
что Ты давал им. По внушенной Тобою любви хотели они давать мне то, что в
избытке имели от Тебя. Для них было благом мое благо, получаемое от них, но
оно шло не от них, а через них, ибо от Тебя все блага, и от Господа моего
вс° мое спасение. Я понял это впоследствии, хотя Ты взывал ко мне и тогда -
дарами извне и в меня вложенными. Уже тогда я умел сосать, успокаивался от
телесного удовольствия, плакал от телесных неудобств - пока это было вс°.

8. Затем я начал и смеяться, сначала во сне, потом и бодрствуя. Так
рассказывали мне обо мне, и я верю этому, потому что то же я видел и у
других младенцев: сам себя в это время я не помню. И вот постепенно я стал
понимать, где я; хотел объяснить свои желания тем, кто бы их выполнил, и не
мог, потому что желания мои были во мне, а окружающие вне меня, и никаким
внешним чувством не могли они войти в мою душу. Я барахтался и кричал,
выражая немногочисленными знаками, какими мог и насколько мог, нечто
подобное моим желаниям, - но знаки эти не выражали моих желаний. И когда
меня не слушались, не поняв ли меня, или чтобы не повредить мне, то я
сердился, что старшие не подчиняются мне, и свободные не служат как рабы, и
мстил за себя плачем. Что младенцы таковы, я узнал по тем, которых смог
узнать, и что я был таким же, об этом мне больше поведали они сами,
бессознательные, чем сознательные воспитатели мои.

9. И вот младенчество мое давно уже умерло, а я живу. Господи - Ты, Который
живешь всегда, в Котором ничто не умирает, ибо прежде начала веков и прежде
всего, о чем можно сказать "прежде", Ты есть, - Ты Бог и Господь всего
создания Твоего, - стойки у Тебя причины всего нестойкого, неизменны начала
всего изменяющегося, вечен порядок беспорядочного и временного - Господи,
ответь мне, наступило ли младенчество мое вслед за каким-то другим умершим
возрастом моим, или ему предшествовал только период, который я провел в
утробе матери моей? О нем кое-что сообщено мне, да и сам я видел беременных
женщин. А что было до этого. Радость моя, Господь мой? Был я где-нибудь,
был кем-нибудь? Рассказать мне об этом некому: ни отец, ни мать этого не
могли: нет здесь ни чужого опыта, ни собственных воспоминаний. Ты смеешься
над тем, что я спрашиваю об этом, и велишь за то, что я знаю, восхвалять
Тебя и Тебя исповедовать?

10. Исповедую Тебя, Господи неба и земли, воздавая Тебе хвалу за начало
жизни своей и за свое младенчество, о которых я не помню. Ты позволил
человеку догадываться о себе по другим, многому о себе верить, полагаясь
даже на свидетельство простых женщин. Да, я был и жил тогда и уже в конце
младенчества искал знаков, которыми мог бы сообщить другим о том, что
чувствовал. Откуда такое существо, как не от Тебя, Господи? Разве есть
мастер, который создает себя сам? в другом ли месте течет источник, откуда
струится к нам бытие и жизнь? Нет, Ты создаешь нас, Господи, Ты, для
Которого нет разницы между бытием и жизнью, ибо Ты есть совершенное Бытие и
совершенная Жизнь. Ты совершен и Ты не изменяешься: у Тебя не проходит
сегодняшний день, и, однако, он у Тебя проходит, потому что у Тебя вс°;
ничто не могло бы пройти, если бы Ты не содержал всего. И так как "годы
Твои не иссякают", то годы Твои - сегодняшний день. Сколько наших дней и
дней отцов наших прошло через Твое сегодня; от него получили они облик свой
и как-то возникли, и пройдут еще и другие, получат свой облик и как-то
возникнут. "Ты же всегда один и тот же": вс° завтрашнее и то, что идет за
ним, вс° вчерашнее и то, что позади него. Ты превратишь в сегодня. Ты
превратил в сегодня. Что мне, если кто-то не понимает этого? Пусть и он
радуется, говоря: "Что же это?" Пусть радуется и предпочитает найти Тебя,
не находя, чем находя, не найти Тебя.




                                    VII.

11. Услыши, Господи! Горе грехам людским. И человек говорит это, и Ты
жалеешь его, ибо Ты создал его, но греха в нем не создал. Кто напомнит мне
о грехе младенчества моего? Никто ведь не чист от греха перед Тобой, даже
младенец, жизни которого на земле один день. Кто мне напомнит? Какой-нибудь
малютка, в котором я увижу то, чего не помню в себе?

Итак, чем же грешил я тогда? Тем, что, плача, тянулся к груди? Если я